Чудеса Грозного царя

.

Когда мы читаем в старинных хрониках, сказаниях, житиях святых о совершавшихся чудесах, то обычно склонны относиться к информации скептически. Такая традиция внедрилась еще в «просвещенных» XVIII–XIX вв. Мало ли, что написано в средневековых источниках? Опять же, большинство чудес могут иметь и вполне рациональное объяснение…
Впрочем, они происходят и сейчас, сплошь и рядом. По-прежнему каждый год на Светлую Пасху Христову в храме Гроба Господня возгорается Живой огонь (отметим, на православную Пасху). Отнюдь не редки случаи, когда люди, приложившись к чудотворной иконе или святым мощам, получают исцеление от недугов.

Бывает и так, что человека мучит сложная проблема, а после молитвы, после обращения к комуто из святых, его просьба, казалось бы, невероятная, на которую он и сам не особо надеялся, неожиданным образом исполняется. Многим доводилось наблюдать разные необычные явления: допустим, великолепную радугу, вставшую над православным храмом на праздник среди зимы. Иногда человек в храме, возле святыни, после Причастия, испытывает совершенно особое состояние – передать его словами и рассказать о нем невозможно, но иначе как чудом назвать трудно. В общем-то, само существование России в ХХХХI в. – великое чудо. Ее давят, калечат, уродуют, разрушают все кому не лень, от инородных оккупантов и поработителей до собственных правителей, а она все еще живет, дышит, мыслит, ослабевшим полузадушенным голосом славит Господа…
Но в старину люди замечали чудеса, они оказывались в центре общего внимания, а мы проходим мимо и не придаем им значения. Что-то сваливаем на «самовнушение», что-то на случайность, совпадение. В конце концов – почти невероятное, это же не совсем невероятное. Какая-то доля вероятности существует, и мы считаем, что она реализовалась. Говорим – «повезло». Или «не повезло». Вот так «сложилось», и все. Не задумываемся, Кто «повез» наши дела, которые мы сами были не в силах вывезти? Кто сложил, чтобы «сложилось»? Апостол Фома уверовал в Воскресение Господа, когда увидел на руках Его раны от гвоздей, пронзенные ребра, и получил возможность вложить персты в Его раны. Для нас, наверное, этого было бы недостаточно. Мы потребовали бы медицинское освидетельствование с авторитетными подписями и печатями. После чего принялись бы рассуждать: да, конечно, с рациональной точки зрения невозможно. Но ведь произошло. То есть, все-таки возможно. Значит, требуется доработать наши же собственные рациональные теории, чтобы доказать самим себе: почему это возможно и почему это не надо считать чудом…
Во времена первого русского царя Ивана Васильевича Грозного люди относились к подобным вопросам абсолютно иначе. Потому что и сами они жили в иной сфере, в духовной. А материальное должно было лишь сопутствовать ей, помогать обеспечить духовные интересы и запросы. И всю жизнь Ивана Васильевича сопровождала череда чудес. О многих из них нам известно. Наверняка осталось не меньше и таких, о которых мы не знаем – царю было незачем рекламировать и выставлять напоказ все, что с ним происходило, в каких-то случаях он мог открываться только перед Господом и своим духовником.
С чудом было связано уже рождение государя. Великий князь Василий III и его жена Елена Глинская три года не могли зачать первенца. Супруги совершали паломничества по святым местам, молились о наследнике в Переславле, Ростове, Ярославле, Вологде, на Белом озере. Наконец, их молитвы были услышаны, и юродивый Домитиан предсказал Елене, что она родит «Тита широкого ума». Его пророчество было очень точным, и даже в нескольких значениях. Во-первых, насчет «широкого ума». Во-вторых, римский император Тит Веспасиан Флавий был великим полководцем, как и Иван Грозный. В-третьих, оба они снискали огромную любовь своего народа. В-четвертых, именно Тит явился орудием Божьей кары над иудеями за распятие Христа. А в-пятых, Домитиан четко предсказал дату рождения: 25 августа (по нов. стилю 7 сентября) – день апостола от 70-ти Тита, епископа Критского.
С этим связано еще одно чудо – дата рождения царя лежит рядом с Собором Московских святых, раз в несколько лет они совпадают. А в ночь самого рождения разразилась сильнейшая гроза. В принципе, грозы для конца лета – явление не столь уж редкое. Но гроза 25 августа была отнюдь не рядовой, а настолько мощной, что ее сочли нужным занести в летописи. Чудом было и то, что после смерти отца и убийства матери ребенку Ивану Васильевичу удалось уцелеть среди захвативших власть бояр-заговорщиков.
В 1541 г. на Русь хлынули бесчисленные полчища татар и турок хана Сахиб-Гирея. Москва защищалась не только пушками и саблями. Провели крестный ход вокруг города, а мальчик-царь с младшим братом на глазах множества москвичей со слезами молился перед Владимирской иконой Пресвятой Богородицы, перед гробницами святых митрополитов Петра и Алексия.
«Боже! Ты защитил моего прадеда в нашествие лютого Темир-Аксака (Тамерлана). Защити и нас, сирых! Не имеем ни отца, ни матери, ни силы в разуме, ни крепости в деснице, а государство требует от нас спасения!» Молитва помогла. Сахиб-Гирей устрашился вида русского войска и покатился прочь без боя, его громили в преследовании.
Чудесами был известен св. Василий Блаженный, друживший с юным царем. Лишь один раз он укорил Ивана Васильевича – когда тот во время Литургии мыслями отвлекся на мирские вещи. Целый ряд чудес случился во время казанской войны. При возвращении из неудачного похода в 1550 г. царю во сне явился св. прп. Сергий Радонежский, повелел на Круглой горе у устья Свияги строить крепость Свияжск, что кардинально изменило ход войны. В 1552 г., выступив на Казань, Грозный молился во Владимире у гробниц св. Александра Невского, св. Юрия Всеволодовича, в Муроме у мощей святых чудотворцев Петра и Февронии, св. князя Константина с чадами его. Во время молебна у мощей св. Александра Невского у одного из приближенных царя, Аркадия, исцелилась больная рука, и это сочли добрым предзнаменованием.
При осаде Казани русскому войску вредили местные колдуны, вызывали дожди. На перекладных из Москвы привезли Честной Крест, входящий в царские регалии – с частицей Креста, на котором был распят Господь. Им иереи соборно освятили воду, провели крестный ход, и чародейские методы перестали действовать. А в день штурма города, 2 октября, Иван Васильевич отдал необходимые распоряжения войскам и стоял в походной церкви на Литургии. Первый взрыв заложенной под стены мины прогремел после слов Евангелия «да будет едино стадо и един пастырь». На словах: «Еще молимся Господу Богу нашему помиловати государя нашего, царя Иоанна Васильевича, и покорити под нозе его всякаго врага и супостата» – громыхнул второй, разнесший стены, и победоносная государева рать ворвалась в город.
Царю довелось вести не только обычные войны, но и духовную брань, с ересью жидовствующих.
Чтобы укрепиться перед схваткой с сектантами, в октябре 1553 г. он посетил Ростовский Богоявленский Авраамиев монастырь, взял там великую реликвию. Посох. Как раз тот посох, с которым мы видим Ивана Грозного на картинах. Но он был не обычным ремесленным изделием. По преданию, он принадлежал св. Авраамию. А святому достался от св. Евангелиста Иоанна Богослова, явившегося по его молению. Этим посохом св. Авраамий сокрушил бесовских идолов в Ростовской земле. На Освященном Соборе царь мудро и умело разгромил еретиков. «Они ж, видевше благочестиваго царя, крепко поборающе о благочестии и убояшесь».
Иван Васильевич и его учитель, святитель Макарий, добились официальной канонизации 39 русских святых – в том числе св. равноапостольного великого князя Владимира Крестителя. В свое время очень уж насолил русский властитель лукавым и коварным грекам, поставил страну на равную ногу с Византией, взятием Херсонеса принудил выдать за себя замуж императорскую сестру Анну, пресек попытки ромеев подчинить себе Русь через церковные структуры. Об этом помнили, и Константинопольская патриархия упорно отказывала в его прославлении. Через два с лишним века после кончины св. Владимира его потомок св. Александр Невский сумел добиться лишь местного почитания Крестителя в Новгороде. И только Грозный переборол упрямство греков и перешагнул через него, фактический основатель Русской державы был удостоен общерусского почитания в чине святого и равноапостольного.
Среди святых, прославленных Церковью при активном участии Ивана Васильевича, были и св. Александр Невский, крестители Муромской земли князь Константин с чадами его Михаилом и Федором, митрополит Московский Иона, известные подвижники Пафнутий Боровский, Макарий Калязинский, Александр Свирский, Савватий и Зосима Соловецкие, Михаил Клопский, ученик Сергия Радонежского Никон, князь Всеволод-Гавриил Псковский, мученики князь Михаил Черниговский и боярин его Феодор, святители Нифонт, Евфимий, Стефан Пермский, преподобные Савва Вишерский, Ефросин Псковский, Григорий Пельшемский и др. А на иконе «Благословенно воинство Царя Небесного» (позднее название «Церковь Воинствующая»), созданной при Иване Грозном, среди святых изображен и Дмитрий Донской, хотя его канонизация состоялась на 400 с лишним лет позже, в конце ХХ в.! И изображены они вместе с самим Грозным царем, ведут воинство следом за св. Архистратигом Михаилом.
Иван Васильевич был и великим созидателем, за время его правления было основано 155 монастырей, только по личным распоряжениям царя построено более 40 храмов. Причем многие из них стали поистине святыми местами, прославились многочисленными чудесами, как, например, муромский храм Рождества Пресвятой Богородицы, куда перенесли мощи свв. Петра и Февронии. А были и другие чудеса – так, государь намеревался построить каменный храм в честь св. прп. Нила Сорского, но святой явился Грозному во сне и не разрешил этого делать.
Известно, что царю дано было предвидеть свою кончину. В январе 1584 г. над Москвой появилась крестообразная комета, и Иван Васильевич, глядя на нее, предсказал, что его жизнь скоро оборвется. Но чудеса продолжались и после его смерти. Вплоть до революции к гробнице государя в Архангельском соборе приходило множество людей – поклониться, приложиться. Люди верили, что особенно он помогает добиться справедливости в суде, и просили его о заступничестве «как небесного предстателя перед Праведным Судьей – Христом».
Существует еще одно чудо, оно как бы «прошло» сквозь всю земную жизнь Ивана Васильевича и проявилось более трех веков спустя. И уж его-то объяснить с рациональных позиций никоим образом не получается. Причем это чудо зримое, осязаемое, описанное! В нем воочию может убедиться любой желающий, достаточно просто-напросто приехать на станцию метро «Коломенское», пройти в музей-заповедник и прочитать таблички для экскурсантов, выставленные возле храма Вознесения Христова.
Коломенское было любимым местом отца Грозного царя, Василия III. Когда у него наконец-то родился сын и наследник, счастливый великий князь как раз и повелел строить этот знаменитый храм – величественный и одновременно изящный, вздымающий с высокого берега Москвы-реки белокаменный шатер прямо к облакам. Как бы соединяющий земное и Небесное и возносящий к престолу Господа благодарственную молитву.
Иван Васильевич тоже любил Коломенское, часто бывал тут. В Коломенском он получил известие о взятии казаками Астрахани, радовался и праздновал падение еще одного хищного ханства. Здесь же в 1560 г. прощалась с мужем и умирала на его руках отравленная изменниками царица Анастасия. В 1564 г., когда вскрылся очередной заговор и царь уехал из Москвы со всем двором, он снова надолго остановился в Коломенском. Именно здесь были его бессонные ночи, тяжелые и мучительные переживания – отречься от царства или вступить в решительную борьбу с внутренними врагами России, спасать династию и государство. Здесь было принято решение об учреждении опричнины…
А в храме Вознесения Христова, возведенном в честь его рождения, Иван Васильевич распорядился пристроить прекрасный белокаменный трон. Очень необычный, загадочный трон. Загадочный, потому что сам государь на нем никогда не сидел и даже в принципе сидеть не мог! Православная паства всегда и везде располагается западнее алтаря. А трон пристроен к нему с восточной стороны, примыкая к алтарю спинкой. Ни один человек, и царь в том числе, не осмелился бы сесть таким образом. Вот и пожимают плечами исследователи – для кого же предназначался этот трон? Или – для Кого?…
2 (15) марта 1917 г. в царском поезде в Пскове перед Николаем II встал абсолютно такой же выбор, как когда-то перед Иваном Васильевичем. Отречься от престола или «явить грозу» и сурово карать изменников? Выбор был тот же, но времена другие. Государь император уже знал, как ославили Грозного, как дорого обошлось его памяти решение, которое он принял. Впрочем, и самому Николаю Александровичу досталось немало ушатов грязи за подавление кровавой вакханалии 1905–1907 гг. Царь не захотел быть Грозным. Он сделал другой выбор, противоположный. Хотя и ему самому, и государству, и всему народу такой выбор обошелся неизмеримо дороже…
Однако в этот же день, 2 марта 1917 г., когда император в Пскове подписал отречение, в Коломенском была явлена Державная икона Божьей Матери. Ранее неизвестная – на ней Пресвятая Богородица изображена на троне, в российской короне, с атрибутами царской власти. Сама Царица Небесная приняла выпавшие из рук государя скипетр и державу. То есть, Она стала и Государыней России. Единственной законной Властительницей России, и остается Ею до сих пор, только мы, к сожалению, не задумываемся об этом… Но где именно явилась Державная икона? В храме Вознесения Христова! Иван Грозный построил загадочный трон, на котором не мог сидеть ни он сам, и вообще никто из земных властителей. А икона с Пресвятой Богородицей на троне была обретена в подклете храма, как раз под тем местом, где сохранился необычный трон!
Этот храм хорошо известен. Вы наверняка много раз видели его на открытках, фотоснимках, по телевизору. Тем не менее, если вдруг вам не доводилось бывать в Коломенском, хочется посоветовать – не поленитесь, съездите. Полюбуйтесь на него не на изображениях, а воочию. Не пожалеете. Смотреть на храм Вознесения Христова лучше с нескольких точек, и издалека, и вблизи. На расстоянии он выглядит изящным и легким, как стройная белая свеча, возносящая наши молитвы к Небу. Но когда вы подойдете к его основанию, то увидите и почувствуете, какая огромная масса, какая колоссальная сила и мощь наполняют эту красоту! Храм сам похож на великого и могущественного царя. Царя, твердо опирающегося на высокий берег Москвы-реки и вздымающего к самым облакам увенчанную крестом корону. Раскрывающего своим Крестом бескрайнюю высь и соединяющего земное и Небесное. Может быть, он похож на величественный памятник Ивану Грозному? А может, на того Царя, который когда-нибудь явится, чтобы спасти Россию?

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.