Предметы привоза и вывоза в XVIII ст

.

Среди вывозимых за границу товаров, по Шторху, первые места занимают пенька (в 1793 — 1795 гг. в среднем вывезено 3 млн. пуд. на 8,5 млн. руб.) и лен (1,3 млн. пуд. на 5,3 млн. руб.), экспорт которых распределяют между собой почти поровну Петербург и Рига, и железо (3 млн. пуд. на 5 млн. руб.), на 4/5 полосовое железо, причем железо вывозится почти исключительно на Петербург; небольшая часть его вывозится на Таганрог, в южных портах ему принадлежит второе место в области экспорта (первое — хлебу), идет оно туда из Сибири.

Не меньшее значение имеет и экспорт сала (1,1 млн. пуд. на 4,7 млн. руб.), вывозимого главным образом из Петербурга, но также из Архангельска. За этими четырьмя товарами следует холст, в особенности фламское полотно, идущее на рубашки неграм в Вест-Индии и Южной Америке, и равендук, из которого выделываются паруса; вывоз обоих сильно возрос со времени войны североамериканских колоний за независимость (в 1758—1762 гг. в среднем 3,9 млн. аршин, в 1793 — 1795 гг. 13,5 млн.), причем он совершается почти целиком на Петербург. Далее хлеб в зерне (в 1793 — 1795 гг. в среднем 403 тыс. четв. на 2,9 млн. руб.) — вывозится больше всего из Риги, в последние годы растет вывоз его из Таганрога — на Черном море он играет первую роль в области вывоза. Пшеница-арнаутка вывозится из Харьковской, Воронежской и Новороссийской губерний гужевым путем в Таганрог; в качестве обратного груза здесь фигурируют вино, бумажные ткани и соленая рыба. Обычно отправителю судна или его доверенному в Таганроге приходится по прибытии туда судна отправлять людей для закупки зерна в деревнях, потому что в портах нет хлебных магазинов для хранения зерна.
Из кож экспортируется главным образом юфть (в 1793—1795 гг. в среднем 139 тыс. пуд. на 2,6 млн. руб.), притом почти исключительно из Петербурга; много вывозится леса — бревен, балок, мачт — прежде всего из Риги, экспортирующей в особенности дуб всех сортов. Лес везется к портам из отдаленных мест, транспорт продолжается обычно два года, а часто и дольше при мелководье или иных препятствиях. Торговцы лесом вынуждены поэтому для иностранного спроса постоянно держать значительные запасы леса; им приходится с владельцами лесов заключать контракты на 2 — 3 года вперед, причем третья часть уплачивается немедленно, остальное постепенно, по мере доставки. Когда лес приходит в Ригу, он уже давно оплачен, и при расчете нередко оказывается, что владелец или поставщик леса еще должен купцу. Последний вынужден, таким образом, уплачивать крупные суммы авансом, но этот риск возмещается растущей уверенностью в сбыте и оживлением судоходства. Число судов, приходящих на Ригу за лесом, составляет от 300 до 400 в год, причем для экспорта мачт годятся только большие суда. Вывоз леса вносит жизнь и в отдаленные местности, не знающие никаких иных промыслов, кроме лесного, и увеличивает циркуляцию денег вследствие крупных сумм, затрачиваемых на транспорт леса. Эти расходы втрое превышают цену леса на месте. Лес, который на месте стоит 58 тыс. руб., продают иностранному покупателю за 329 тыс. руб., т.е. в 6 раз дороже, ибо к 58 тыс. присоединяются 173 тыс. расходов за перевозку, 52 тыс. вывозных пошлин и 46 тыс. прочих расходов, процентов за капитал и барыш торговца. Так что половина всего затрачиваемого капитала идет на расходы, и сумма, равная покупной стоимости на месте, идет в казну.
Вторую группу составляют следующие товары, вывоз каждого из которых превышает 300 тыс. руб. Пеньковое и льняное семя (1,4 млн. руб.), вывозимое из Риги. Сукно, именно грубые деревенские ткани, вамал (1 млн. руб.), идущие по сухопутной границе из Риги в Литву и Польшу. Пеньковое и льняное масло (231 тыс. пуд. на 702 тыс. руб.). Канаты не только для приходящих судов, но и по заказам из Америки, Лиссабона, Копенгагена (143 тыс. пуд. на 459 тыс. руб.). Свиная щетина (21 тыс. пуд. на 448 млн. руб.). Рыбий клей (4 тыс. пуд. на 421 млн. руб.), вывозимый почти исключительно на Петербург и главным образом англичанами, которые пользуются им при выделке пива и портера, а также сбывают его испанцам, португальцам и французам для прибавления его к вину. По опубликованному английской факторией в Петербурге списку экспортированных товаров, вывезено было на английских судах в 1753 — 1768 гг. 1—2 тыс. пуд. белужьего клея, а в конце 80-х годов по 4 тыс. пуд. (в 1788 г. даже 6850 пуд.). Поташ (121 тыс. пуд. на 388 тыс. руб.). Меха (355 тыс. руб.), экспортируемые главным образом сушей в Турцию (вероятно, много контрабандой, несмотря на невысокую пошлину), где они являются важнейшим объектом русского привоза и излюбленным предметом роскоши, признаком не только богатства, но и знатного и высокого положения. Вывозится соболь, который носит султан в торжественных случаях; горностай, предназначенный для женского платья и для богатых турок, по словам Шторха, праздно сидящих целый день на диване и поглаживающих свою бороду или горностаевые хвостики; белки, черные лисицы, которые имеют право носить только паши; меха неродившихся ягнят, идущие на шапки знатным грекам, господарям Молдавии и Валахии и драгоманам. Торговля мехами находится всецело в руках России, и попытка англичан заменить русские меха канадскими не удалась. Воск и восковые свечи (17 тыс. пуд. на 346 тыс. руб.), вывозимые главным образом из Петербурга, частью из Архангельска и Риги, в Италию и другие католические страны. Мыло (60 тыс. пуд. на 254 тыс. руб.), зола и деготь (291 тыс. пуд. на 248 тыс. руб.).
Наконец, гораздо меньшее значение имеют такие товары, как икра (38 тыс. пуд. на 188 тыс. руб.), вывозимая частью Балтийским морем, в особенности на Петербург, частью Азовским из Таганрога, преимущественно в Италию и Константинополь (в последние годы ее стали вывозить в большом количестве англичане); как сальные свечи (на 181 тыс. руб.), рогожи (на 178 тыс. руб.), рыбий жир (на 109 тыс. руб.), отправляемые на Архангельск; как масло коровье (на 157 тыс. руб.), идущее почти исключительно через Таганрог, Евпаторию и Херсон в Турцию, где рынок может поглотить гораздо большее количество; оно закупается в самых различных районах, даже привозится в Таганрог из Сибири, где его растапливают, в Таганроге стоит 7 руб. пуд, а продается в Константинополе за 20 руб., так что на нем экспортер зарабатывает еще больше, чем на хлебе{467}.
Специально для Петербурга, вывоз которого составляет к концу XVIII ст. 60% всего русского экспорта морем и сушей, Фрибе дает следующие цифры за 1795 г.{468}:
(Всего / Из них на английских судах)
Железо, тыс. пуд. …… 2458 / 2025
Пенька, тыс. пуд. …… 1690 / 1153
Сало, тыс. пуд. …… 995 / 584
Лен, тыс. пуд. …… 486 / 437
Пеньковое масло, тыс. пуд. …… 270 / —
Юфть, тыс. пуд. …… 116 / 4
Канаты, тыс. пуд. …… 78 / 12
Поташ, тыс. пуд. …… 74 / 15
Сальные свечи, тыс. пуд. …… 61 / 2
Мыло, тыс. пуд. …… 41 / —
Свиная щетина, тыс. пуд. …… 29 / 27
Подошвенная кожа, тыс. пуд. …… 21 / —
Воск, тыс. пуд. …… 11 / 4
Белужий клей, тыс. пуд. …… 7 / 5
Конский волос, тыс. пуд. …… 5 / —
Бревна, тыс. шт. …… 2651 / 261
Заячьи меха, тыс. шт. …… 449 / 57
Рогожи, тыс. шт. …… 277 / 17
Холст, тыс. арш. …… 2226 / 1847
Пшеница, тыс. четв. …… 43 / 16
Льняное семя, тыс. четв. …… 64 / 57
Как видно из этих данных, экспорт важнейших товаров, как железо, пенька, лен, щетина, клей, лес, холст, льняное семя, шел главным образом через руки англичан. Второе место занимали в экспорте некоторых товаров — железа, холста — Соединенные Штаты, канатов они более, чем кто-либо, вывозили. В других случаях большее значение имел экспорт в Любек, Данию или Пруссию. Так, Любек играл первую роль в вывозе сальных свечей, мыла, пенькового масла, воска, поташа, рыбьего клея, парусного холста, вывозил и много хлеба. Канаты направлялись, кроме Америки, также в Португалию, юфть в Италию, холст и конский волос — в Данию.
Главное значение, как мы видим, в экспорте имели, как и в предыдущую эпоху, предметы сырья, произведения скотоводства, рыболовства, охоты, лесоводства. Но к ним присоединяется вывоз холста, канатов, мыла, деревенского сукна, железа. Все эти товары вывозились и в XVII ст., только вывоз холста, в особенности же железа, теперь значительно возрос. Англия в особенности вывозила мешочный холст, фламское полотно, равендук, беленый холст, полотно скатертное; последнее приобретала и Америка. Столь же сильно нуждалась Англия в нашем железе. Как указывает В. И. Покровский, средний ежегодный вывоз фламских и парусных полотен и равендука составлял в пятилетие 1758 — 1762 гг. 77 тыс. кусков и возрос в 1793—1795 гг. до 251 тыс., но уже в 1800—1813 гг. снова понизился до 212 тыс. кусков{469}. По Семенову, он еще в 1802 — 1804 гг. был выше вывоза 70-х годов (259 тыс. кусков вместо 183 тыс.), но затем стал падать. По мере распространения на Западе машинного производства льняной пряжи, как и замены полотна бумажными тканями, русские изделия должны были вытесняться иностранными{470}.
То же произошло и с железом. Англия импортировала в 1737 г. железа 200 тыс. тонн, импорт железа во Францию составлял в 1787—1789 гг. в среднем около 6 млн. ливров, из России ввозилось на 420 тыс. ливров{471}. Из материалов Коммерц-коллегии видно, что вывоз железа с 1760 г. до конца столетия непрерывно возрастал: в 1762 г. 1158 тыс. пуд., в 1766 г. 2335 тыс. пуд., в 1773 г. 2744 тыс. пуд., в 1779 г. 3 млн., в 1794 г. 3,9 млн. пуд. Однако, в начале XIX ст. в среднем отпускалось уже всего (за 1800—1814 гг.) 1,8 млн. в год, в 1814—1824 гг. 1,3 млн{472}. Блестящее развитие английской металлургической промышленности, работавшей с конца XVIII ст. на минеральном топливе, сделало и русское железо для Запада излишним{473}.
Большую роль играли в XVIII ст. и русский лес, смола, деготь, пенька в странах с развитым кораблестроением. Франция ввезла этих товаров в 1787—1789 гг. в среднем на 9 млн. ливров, причем 3,5 млн. приходилось на Россию. Англия уже в 1716 г. импортировала их на 197 тыс. ф. ст. из России, но затем в течение XVIII ст. этот импорт еще более повысился{474}. И вывоз леса, достигавший в конце XVIII ст. 11/2 млн. руб., затем стал падать, в особенности вследствие войн, но и после прекращения их лишь медленно увеличивался, не доходя еще до цифры конца XVIII ст. (в 1814 — 1819 гг. в среднем 1,3 млн. руб.){475}.
Таким образом, развитие экспорта всех этих товаров являлось лишь кратковременным; в особенности же вывоз промышленных изделий, полотна и выделанных кож (юфти)[30], а также железа, возраставший в течение XVIII ст., вскоре снова упал до незначительных размеров.
Вывоз хлеба, который впоследствии приобрел столь крупное значение, стал расти лишь в XIX ст. В предшествующем веке вывозилось в 1717—1719 гг. в среднем 32 тыс. четвертей, в 1758—1762 гг. 70 тыс., в 1778—1798 гг. 400 тыс., но в 1788—1792 гг. всего 233 тыс. четв. Напротив, в 1801—1806 гг. вывоз хлеба равнялся 2,2 млн. четв., а в 1816 — 20 гг., после временного сокращения вследствие войн, 3,2 млн.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.